october_bolsh: (МПГ Октябрь-большевики)
[personal profile] october_bolsh
Считаю нужным ещё раз вернуться к вопросу о "реновации жилищного фонда", которая начинается сейчас в Москве. Точнее, к тому общему вопросу, который можно обозначить, как советский (вопросу о положении советского народа в "постсоветских" условиях), небольшой частью которого, как я постараюсь показать дальше, является вопрос о "Московской Реновации".

Собственно, о самой собянинской программе "реновации жилищного фонда" мне сказать нечего. Сразу сознаюсь: скандальный "закон о реновации" я не читал... по двум причинам, первая из которых состоит в нехватке свободного времени, а вторая, более важная, в отсутствии материала для чтения. Нету "закона о реновации", а есть некий проект, который был внесён в путинский как бы парламент, прошёл там первое чтение и увяз; между тем, чтобы проект хотя бы формально получил "силу закона" - он должен быть окончательно принят "Государственной думой", одобрен "Советом Федерации"... и даже после этого всё равно может не вступить в силу, если его откажется подписывать "национальный лидер" (возможность преодоления как бы парламентом "президентского вето", думаю, можно не рассматривать).

Однако, при отсутствии "федерального закона", под него уже принимаются "местные законы" (которые дают гражданам "дополнительные гарантии"... к "основным", полагающимся по "федеральному закону", которого не существует в природе), - а ещё до вступления "подзаконного акта" в силу устраивается некое "голосование" по включению в "программу реновации" (которая, формально, должна осуществляться на основании "закона", которого по-прежнему не существует в природе) конкретных домов (список которых московское буржуазное начальство определило заранее, оставив подданным лишь возможность высказаться за исключение своего дома из списка), и устраивается в лучших традициях путинизма, а не абы как: "Москвичи более чем активно начали голосовать по программе реновации в Москве - за три дня высказались собственники 19% квартир или практически каждый пятый житель 4,5 тысячи пятиэтажек, включенных в список для голосования. Такие цифры привел журналистам председатель Общественной палаты (ОП) столицы Константин Ремчуков". Ещё раз обращу Ваше, товарищ Читатель, внимание на это, поскольку важно: в первые три дня, когда, согласно "счётчику Собянина", успела проголосовать пятая часть жильцов "обновляемых" домов, "голосование" проходило при отсутствии не только "федерального закона", но даже "местного закона" насчёт "реновации жилищного фонда"; у самого мероприятия по "голосованию за реновацию" не было вообще никаких правовых оснований, - но оно, тем не менее, проводилось. Есть, короче говоря, все основания, чтобы назвать творившееся в Москве с 15 мая (когда началось "голосование по реновации") по 18 мая (когда Собянин подписал местный "закон о защите прав москвичей в ходе реновации") самоуправством и беззаконием... но российский "национальный лидер", устами своего пресс-секретаря, 17 мая провозгласил происходящее "городскими делами", до которых "Кремлю" и дела-то особого нет.

Всё вышеописанное наводит на мысль, что под вывеской "реновации жилищного фонда" в Москве проходит полевые испытания некий механизм. И механизм этот, в дальнейшем, применяться, скорее всего, будет отнюдь не только против жителей "хороших" районов Москвы. Забегая немного вперёд, скажу, что, по моему мнению, сугубо частный вопрос об "удобном жилье рядом с метро" сейчас намеренно выпячивается "ответственными людьми" (включая и иных "лидеров протеста"), - именно для того, чтобы скрыть общий вопрос. Некоторые силы стараются представить дело так, будто "вопрос о реновации" касается только жителей московских "добротных и удобно расположенных пятиэтажек", - и, таким образом, ограничить первую волну народного сопротивления "программе реновации". Эта ограничивающая работа, наглядно выраженная в плакатах типа "Академический против реновации" и "Люблино за реновацию", должна облегчить антинародному режиму последующее подавление вышеозначенной первой волны сопротивления, - и отсрочить приход следующих волн, для возникновения которых имеются значительные объективные предпосылки... и вот теперь, чтобы разобраться в этих предпосылках, самое время перейти к тому общему вопросу, который скрывается за частным вопросом о "Московской Реновации".

В "постсоветском" буржуазном обществе имеется несколько основополагающих противоречий, связывающих его с обществом советским (коммунистическим), из которого оно возникло в ходе контрреволюции (скачка назад). Одно из них заключается в том, что в "постсоветском" обществе (это касается как России, так и вообще значительной части "постсоветского пространства"; исключением в полной мере является, кажется, только Прибалтика, где вопрос решали под корень, через реституцию и лишение гражданских прав) постепенно возник включающий в себя десятки миллионов людей слой частных собственников жилья, по своим уровню жизни и доходам не имеющих возможности купить жильё. В России, - и не только в России, - частными собственниками жилых площадей являются, зачастую, люди, доходов которых едва-едва хватает на содержание этого жилья; если бы они (или их предки в первом-втором поколении) начинали в "постсоветских" условиях, то купить себе жильё они не смогли бы никогда... но они начинали в советское время, и благодаря этому (в частности, благодаря тому, что при переходе от советского к "постсоветскому" возникли, в своё время и ненадолго, условия, при которых покупка квартир даже в Москве была возможной, по крайней мере для "верхнего среднего класса") сейчас являются частными собственниками. Из этого обстоятельства вытекает много всяких следствий, включая и забавные (если, например, пересчитать на деньги всё, чем в настоящее время владеют россияне, то даже среди беднейших пенсионеров отыщется немало миллионеров и некоторое количество миллиардеров; поскольку же подавляющее большинство этих "богачей" использует свои "активы" исключительно как средство потребления, да ещё и нередко оказывается не в состоянии надлежащим образом ухаживать за этими "активами", то, с точки зрения рынка, оно представляет собой неэффективных собственников), - но основным, пожалуй, является то, что в буржуазной России не работает нормально рынок жилья. На жильё, разумеется, есть спрос, поскольку советского наследства хватает не на всех (местами оно приходит в негодность, местами изымается у "простонародья" и так далее), с предложением у капиталистов тем более всё в порядке, - но объёмов спроса, создаваемых залезающей в долги (жилищная ипотека и так далее) молодёжью (в том числе и рабочей, разумеется)... не хватает. Для слишком многих "уплотниться" на имеющейся жилплощади оказывается удобнее, чем залезать в кредиты, а снять угол у частника (нередко тоже нуждающегося в жилье) - дешевле, чем снимать его у "солидных контор". В итоге квартиры в новостройках не распродаются (поговаривают, "государство" теперь будет их выкупать... но, учитывая теснейшие неформальные связи "жилищных воротил" с "государством", само по себе это не более чем перекладывание денег из одного кармана в другой), вкладываемые в "поддержку ипотеки" средства "не отбиваются", - в общем, повторюсь, рынок жилья не работает.

Теперь нужно разобраться с тем, как же так получилось, - точнее, отдать себе отчёт в причинах возникновения вышеописанного явления, поскольку причины эти хорошо известны. С жилищным фондом "постсоветской" России в "лихие девяностые" произошло то, чего не произошло с основными производственными мощностями (не употребляю здесь словосочетание средства производства, поскольку жильё тоже может быть использовано, как средство производства, наряду с возможностями его использования как средства потребления или источника непроизводственного дохода). Напомню: в самые последние месяцы существования Советской власти, непосредственно перед ельцинским государственным переворотом, широко обсуждались два возможных пути приватизации (точнее, разгосударствления... а почему точнее будет именно так, сейчас попытаюсь объяснить) основных производственных мощностей, - "по Верховному Совету" и "по Президенту". Приватизация "по Верховному Совету" означала раздел основных производственных мощностей страны между всеми гражданами, через неотчуждаемые "именные приватизационные счета"; согласно фантазиям советских либералов, это должно было создать "правильный капитализм", при котором "цивилизованные собственники" будут выстраивать рыночные взаимодействия между собой, имея более-менее равные начальные условия, - на деле же означало передачу производственных мощностей всему народу, который, далее, мог выйти на рынок... а мог и не выйти, предпочтя, через посредство Советской власти, объединить оказавшиеся в его руках мощности, восстановив тем самым единый народнохозяйственный комплекс и, одновременно, общенародную собственность на средства производства, оказавшиеся после событий августа 1991 года в оперативном управлении Ельцина и его приспешников. Беда, однако, заключалась в том, что Ельцин и его приспешники уже, фактически, приватизировали государственный аппарат, и намеревались не расставаться с "нажитым непосильными трудами", но "узаконить" его, - поэтому "именные приватизационные счета" были, посредством президентского указа, заменены "приватизационными чеками" ("ваучерами"), которые можно было без ограничений покупать и продавать... а затем ельцинское государство, преодолевая сопротивление Советской власти (на стороне которой был закон, но, по существу, не было вооружённой силы), создало условия для того, чтобы большинство советских людей осталось с носом (посредством разрыва "именной" связи между "ваучером" и его обладателем "приватизационные чеки" вытолкнули на рынок, где у них возникали "рыночные цены", и у ельцинского государства были все возможности для того, чтобы играть с их "рыночными курсами", как заблагорассудится, превращая одни "ваучеры" в обычную бумагу, а другие в "золотые акции"). Потом были "залоговые аукционы", "дела Ходорковского" и многое другое, - но это всё уже относится к дележу добычи, а само добывание происходило посредством захвата общенародного добра и последующего изъятия у народа документов на него (надеюсь, не нужно объяснять, что когда цена того или иного ваучера доводилась до цены бумаги, на которой он был напечатан, это было именно изъятие подтверждающей права документации).

Если, однако, с основными производственными мощностями "вариант Верховного Совета" не прошёл, - то с жилищным фондом, в общем и целом, прошёл именно он. Советским людям была дана возможность приватизировать жильё, полученное ими от Советской власти, - или, точнее, благодаря Советской власти, поскольку именно советские люди, своими собственными силами, и строили при Советской власти это жильё, - и они, в общем и целом, смогли ею воспользоваться, благодаря чему, собственно, и возник тот самый слой нищих частных собственников жилья, о котором говорилось ранее. Приватизация жилья в "постсоветских" условиях стала, по сути дела, превращённой формой общенародной собственности на жилищный фонд, - но, естественно, формой капиталистической; для основ капитализма она не создавала той угрозы, которую таила в себе приватизация основных производственных мощностей "по Верховному Совету", - поэтому новоявленные "хозяева" допустили её существование. Но... время идёт, и то, что представлялось допустимым в "лихие девяностые", выглядит уже совершенно недопустимым при "зрелом путинизме". Как я постарался показать выше, извращённая общественная собственность, вторгаясь в рыночные отношения, подрывает их; даже "мелкие игроки", сдающие углы в своих квартирах на сравнительно мягких условиях, мешают "большим игрокам" слишком сильно. Соответственно, у "хозяев России" возникает потребность в лишении мелких собственников жилья их собственности, - или, по крайней мере, таком ограничении возможностей мелких собственников жилья, которое позволило бы рынку жилья работать лучше (с точки зрения "хозяев"). А тут, для начала, может сгодиться даже возможность свободно переселять собственников жилья в границах того же района (но, допустим, подальше от метро), - особенно если при этом возникнет и будет отлажен механизм, позволяющий вторгаться в право на жильё (сложившееся к настоящему времени в "постсоветской" действительности).

То обстоятельство, что именно сейчас, вместе с "Московской Реновацией", но как бы без связи с ней, пошли разговоры об условиях изъятия единственного жилья у должников, - говорит, по-моему, само за себя. Не имеет никакого значения, "хрущевки", "сталинки", "горбачевки" или "брежневки" попадут под каток сейчас, - и, тем более, нет никакой разницы, "в Москве, рядом с метро" они будут находиться или же в глухой провинции. Повторю: обстоятельства вроде "центр Москвы, рядом с метро", наряду с "привычным образом жизни" (приём, уже хорошо знакомый по делам, связанным с сокращением основных производственных мощностей до удобных для капиталистов объёмов), - используются (и будут) "хозяевами" и их пособниками (включая и тех, которые выдают себя за коммунистов) для того, чтобы отвлечь внимание народа от сути. Суть же состоит в том, что под вопрос ставится не право на удобное жильё и не право на привычное жильё, но право на жильё вообще, - и это уже начинается, происходит здесь и сейчас.

Profile

october_bolsh: (Default)
МПГ "Октябрь-большевики". Издание "На ножах"

July 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 1819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:41 am
Powered by Dreamwidth Studios