october_bolsh: (МПГ Октябрь-большевики)
[personal profile] october_bolsh
Сейчас, когда в России, по видимости, окончательно восторжествовал путинизм, левое движение загнано в им же самим воздвигнутый концлагерь, а левая мысль мечется между схоластикой и волшебной сказкой, - не самое, казалось бы, подходящее время, чтобы рассуждать о коммунистическом строительстве. При ближайшем рассмотрении, однако, выясняется, что нынешний порядок не так уж устойчив. Кажущиеся сегодня незыблемыми отношения уже завтра могут быть сломаны, - просто потому, что одной из сторон надоест поддерживать их существование (а все предпосылки для слома уже имеются налицо). Кажущаяся повальной и непреодолимой глупость сменится тогда всеобщим прозрением, "стабильность" обернётся революцией, - и, в конце концов, вопросы, которые не были решены в СССР (а сейчас кажущиеся совершенно лишёнными почвы под собой), снова будут поставлены в повестку дня. Пока же их можно обдумать спокойно, - хотя бы для того, чтобы несколько отвлечься от "текучки" и приподняться над ней.

Численный состав КПСС (на 1 января)
ГодЧленов КПССКандидатов в члены КПССВсего коммунистов
1917 (Октябрь)350000не было350000
19277862884262171212505
193714538285278691981697
1941249047913819863872465
1945396553017948395760369
195055107878293966340183
195566102383468676957105
196080172496914188708667
19651081144394672611758169
19701339525361653114011784
19721410943252185714631289
19731433052549050614821031
Эта статистика, приводившаяся в Большой советской энциклопедии, известна широко, - и среди "постсоветских" левых по её поводу, в основном, принято ругаться. Кому-то не нравится "демографический взрыв" времён "застоя", кому-то не по нраву и устроенный Сталиным "Ленинский призыв"... И ругань эта, в общем и целом, обоснованна: трудно отрицать, что чем шире становились ряды советской Коммунистической партии, тем ниже опускался "средний уровень сознательности" внутри этих рядов, тем сильнее становился разрыв между "верхами" и "низами" внутри партии, тем больше в партию проникало откровенных врагов (они, правда, пролезали туда и в самые "закрытые" времена) и так далее. Всё это так, - и, тем не менее, как мне представляется, ругающиеся по поводу "неконтролируемого расширения КПСС" упускают из виду нечто важное; замечая бросающуюся в глаза (особенно сейчас, когда известно, чем всё кончилось) отрицательную сторону этого явления, они теряют из виду положительную сторону... а она, между тем, была, и это - важно.

Чтобы понять, в чём была положительная сторона "неконтролируемого расширения" КПСС (к 1991 году в партии, поговаривают, состояло до 20 миллионов человек), нужно начать с самых основ. С того, что такое партия, - и что такое государство (любое государство, включая и диктатуру пролетариата). Этот вопрос классики марксизма-ленинизма разработали достаточно подробно, особых споров (во всяком случае, среди приверженцев марксизма-ленинизма) по данному поводу нет, - поэтому, думается, будет достаточно нескольких цитат и небольших к ним пояснений.

Согласно Ленину, - который, в данном случае, скорее сделал вывод из работ Маркса и Энгельса, чем сказал нечто совсем новое, - "Государство есть особая организация силы, есть организация насилия для подавления какого-либо класса" (ПСС, т. 33, с. 24). По самой своей природе государство предполагает насилие и принуждение; диктатура пролетариата уже не является государством в полном смысле слова (Ленин употребляет слово "полугосударство", - там же, с. 18), но поскольку она обладает государственными свойствами, - постольку и она предполагает насилие и принуждение... прежде всего, разумеется, в отношении буржуазии, но не только: "Пролетариату необходима государственная власть, централизованная организация силы, организация насилия и для подавления сопротивления эксплуататоров и для руководства громадной массой населения, крестьянством, мелкой буржуазией, полупролетариями в деле «налаживания» социалистического хозяйства" (там же, с. 26). Это насилие осуществляется вплоть до построения полного коммунизма: "...стремясь к социализму, мы убеждены, что он будет перерастать в коммунизм, а в связи с этим будет исчезать всякая надобность в насилии над людьми вообще, в подчинении одного человека другому, одной части населения другой его части, ибо люди привыкнут к соблюдению элементарных условий общественности без насилия и без подчинения" (там же, с. 83). При этом, - скажу уже от себя, - насилие и принуждение распространяются не только на управляемых, но и на управляющих; нужда в принуждении означает, помимо прочего, необходимость принуждать, - в том числе и силами тех, кому не очень-то хочется применять силу к другим людям... и чем дальше общество будет продвигаться к замене выборности очерёдностью, к поголовному вовлечению людей в управление, - тем более (в первое время, во всяком случае) будет выражено это принуждение принуждающих.

Теперь, - о партии. Тут всё ещё проще: согласно Ленину, партия есть "вольный союз" (ПСС, т. 12, с. 102), - особый, разумеется, но в данном случае важна именно эта сторона. Государство по природе своей основано на насилии... а в партию люди объединяются добровольно; во всяком случае, так должно быть.

При взаимодействии партии с государством может, конечно же, произойти огосударствление партии (её "прирастание" к рычагам управления, при котором сам доступ к этим рычагам начинает так или иначе зависеть от членства в партии, из-за чего партия становится не совсем добровольным объединением), а сама партия может превратиться в государство в государстве (с окостенением, в той или иной мере, положения "низов" и "верхов" внутри партии, выделением более-менее закрытой, оторванной от рядовых партийцев управленческой "номенклатуры"), - и та же КПСС болела и тем, и другим, - но... это необязательно. Огосударствление партии может произойти, а может и не произойти, то же самое и с "внутренним государством"; очень многое тут зависит от сознательности самих партийцев (сверху донизу), ещё больше - от того, насколько расширение партийных рядов соответствует общественным условиям в данное время (достигнут ли в обществе такой уровень развития, чтобы оно могло дать 1 миллион сознательных коммунистов, 2 миллиона, 5 миллионов, 10 миллионов).

Если же события развиваются нормально, - то есть, если Коммунистическая партия остаётся собой, - расширение её рядов в обществе, продвигающемся по пути коммунистического строительства, означает... постепенное умирание государства. Потому что чем больше становится коммунистов, - тем больше, значит (речь, повторяю, идёт о нормальном развитии событий), становится достаточно сознательных людей,
готовых добровольно подчиниться партийной дисциплине (и соблюдать элементарные условия общественности, само собой), а в случае необходимости и занять руководящую должность (как в партии, так и в государстве)... людей, которым государство уже не нужно, людей, которых не нужно принуждать, вообще. Когда же Коммунистическая партия охватит всё взрослое население, - то есть, когда всё взрослое население будет достаточно сознательным и образованным для коммунизма, когда система образования и всё общество в целом выйдут на такой уровень развития (и когда, само собой, будет достигнута соответствующая производительность труда), что станут готовить таких и только таких людей, - тогда уже и партийная дисциплина станет излишней, вместе с самой партийностью.

Тут, кстати, можно вспомнить известные ленинские слова: "Мы после двух с половиной лет Советской власти перед всем миром выступили и сказали в Коммунистическом Интернационале, что диктатура пролетариата невозможна иначе, как через Коммунистическую партию" (ПСС, т. 43, с. 42), - которые обычно либо объясняются трудностями того исторического момента, когда проходил десятый съезд большевистской партии (и, соответственно, расцениваются, как имевшие ценность лишь там и тогда), либо используются для оправдания "партийной диктатуры", выставления в лучшем (чем она того заслуживает) свете деятельности "поздней" КПСС (а иногда и Партии Зюганова, как её "наследницы"). На самом деле, как мне представляется, Ленин подходил именно к мысли о необходимости (постепенного, основательного) перехода от Республики Советов (государства) к обществу-партии (в котором государству, а вслед за ним и самой партии, постепенно не останется места), - с поправкой, разумеется, на условия, когда этот переход мог лишь только-только начаться.

Дальнейшее (к октябрю 1917 года в большевистской партии состояло 350 тысяч человек, ко времени открытия X съезда РКП(б), на котором прозвучали вышеприведённые слова Ленина, 732,5 тысячи) расширение рядов Коммунистической партии, - не только при Ленине и Сталине, но и после, - при всех сопутствующих недостатках отражало, тем не менее, развитие советского общества, постепенное вызревание в его недрах новых людей. Контрреволюционные действия части партийной верхушки, соединившись с контрреволюционными наклонностями определённой части советского общества и последствиями ("родимыми пятнами") изначальной (на время начала Революции) российской отсталости, привели к тому, что готовность сознательно подчиняться у этих людей стала преобладать над готовностью самостоятельно принимать решения и брать управление на себя, а готовность сознательно жертвовать собой, - над готовностью защищать себя и своё общество (из-за чего, собственно, миллионы рядовых членов КПСС в 1991 году предпочли пожертвовать собой и партией, а не сопротивляться всеми доступными способами)... но эти люди (как показали хотя бы события 1993 и 1998 годов) были способны бороться... а уж о том, что они были способны строить, пожалуй, и говорить излишне ("постсоветское" общество за четверть века не смогло израсходовать запас прочности, созданный этими людьми, в первых рядах которых шли-таки 20 миллионов партийцев).

Profile

october_bolsh: (Default)
МПГ "Октябрь-большевики". Издание "На ножах"

July 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 1819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:40 am
Powered by Dreamwidth Studios