october_bolsh: (МПГ Октябрь-большевики)
[personal profile] october_bolsh
Вчерашний выпуск "независимой народной газеты", чьё название слишком сильно расходится с сущностью, чтобы воспроизводить его лишний раз, помимо шизофренического отчёта о московском Первомае, порадовал постоянных читателей ещё кое-чем. А именно:

"Авторская библиотечка «Советской России» пополнилась еще одним ценным изданием. Эту книгу политический обозреватель газеты писал, можно сказать, на страницах «Советской России». Его отточенная публицистика, новаторские подходы в исследованиях, хлесткие «колонки» и «реплики» с полнотой очерчивали облик нынешнего суррогатного строя и с определенностью складывались в монографию, так удачно определенную автором двумя словами: «Новорусский капитализм». Чтоб ввести читателя в круг авторских поисков и размышлений, предоставим слово самому А. Фролову"
"Маститый мыслитель-марксист", как некогда ласково называли его представители "левого крыла" Партии Зюганова, за десятилетия своей деятельности так и не смог воспитать ни одного сколь-нибудь вменяемого последователя (поклонники у него есть, а вот последователей не имеется), поэтому вводить читателя в круг своих "поисков и размышлений" ему приходится самолично. "Независимое народное" издание лишь предоставило трибуну, - а ещё до того, как очередной выпуск поступил в продажу, трибуну "мыслителю" поспешил предоставить редактор электронной газеты "ФОРУМ.мск", секретарь ЦК остатков ОКП по информационной политике Баранов А.Ю.

Об [livejournal.com profile] alexfroloff трудно сказать что-то новое. Копрофил, подонок, агент влияния американского империализма в российском левом движении, - всё это о нём и всё это правда. Остаётся, пожалуй, сказать лишь о той социально-классовой базе, на которой произросло (точнее говоря, переварилось) "творчество" этого деятеля. О том, интересы какого общественного класса Фролов (служа всё это время, как и его начальник Зюганов, "тихим американцам"... и российским империалистам, разумеется, в той мере, в какой их интересы совпадали с интересами империалистов американских) всё это время выражал, - и, соответственно, благодаря кому и чему его "творчество" имело (и могло иметь) определённое (немалое) влияние на умы.

Теперь, - простите, товарищ Читатель, но без этого никак, - придётся-таки дать слово самому "классику-современнику":

"Новейшая экономическая история России зримо распадается на два периода: до дефолта и после дефолта. С 1992 по 1998 год в стране не происходило ничего в смысле хоть сколько-нибудь внятного экономического процесса. Отдаленно и очень приблизительно его можно сравнить с эпохой «первоначального накопления» капитала. Не было в том обществе ни настоящих эксплуататоров, ни настоящих эксплуатируемых в научном, экономическом значении этих слов. А было повальное мародерство, в котором – и это следует особо подчеркнуть! – активно участвовали не только верхи, но и низы. Широкомасштабный грабеж общенародной собственности немногими «шустриками» был бы невозможен, если бы власть не узаконила и не поощрила мелкомасштабный грабеж той же собственности многими «мямликами». Кто-то присвоил нефтяную трубу, а кто-то – валявшийся во дворе медный водопроводный вентиль, сдал его в приемный пункт и выручку пропил, как и полученный на халяву ваучер"
Этот короткий отрывок богат тошнотворным содержанием, - и автор, думается, именно на то и рассчитывает, что его поклонники означенное содержание просто проглотят (как до того неизменно глотали остальные его произведения), а остальные начнут размышлять: действительно ли в эпоху "первоначального накопления" нет ни эксплуататоров, ни эксплуатируемых; в самом ли деле с 1992 по 1998 годы в России не было никакого "внятного экономического процесса", - и ежели так, то чем же в течение целых шести лет россияне питались (ужели исключительно привозными "ножками Буша"), во что одевались (ужели исключительно в привезённое "челноками" из недалёкого зарубежья), каким образом перемещались по стране (ужели исключительно на новых "Тойотах" и "Фордах"), откуда взялись Китайгородская стена, гостиница "Мариотт" и тысячи других зданий и сооружений, построенных во время "отсутствия внятного экономического процесса", - и так далее (вплоть до того, каким образом выходила в свет, то есть печаталась и распространялась та "независимая народная газета", название которой слишком хорошо известно, чтобы поминать его лишний раз).

Разумеется, в 1992 - 1998 годах, как и во всё остальное время её существования, в России происходил вполне внятный экономический процесс. Процесс этот был процессом капиталистического хозяйствования, основы которого были заложены в 1953 - 1991 годах, - благодаря чему, собственно говоря, "повальное мародерство" прошло очень быстро, после чего начался передел награбленного. Капиталистическое хозяйствование в условиях наличия "унаследованных" от советского (незрелого, находившегося на первой ступени своего развития) коммунизма производительных сил, естественно, сопровождалось разграблением общенародного добра, - но участвовало (и могло участвовать) в этом увлекательном деле подавляющее меньшинство населения. Среди этих грабителей, разумеется, выделялись "шустрики" (наиболее шустрые из которых сразу прибрали к рукам сам государственный аппарат, а вместе с ним, фактически, и числившуюся за государством собственность), которых было меньше, и "мямлики", которых, в сравнении с "шустриками", было значительно больше, - но, в общем и целом, все они составляли не больше пятой части всего тогдашнего населения России (если считать со всей охраной и "культурной" обслугой). Остальные четыре пятых работали на "старых" заводах (месяцами и годами не получая зарплату... что, в общем и целом, означало, что работали они не за "сколько положено" по советским нормам, а строго за стоимость своей рабочей силы, не получая ни единого "лишнего" рубля), вкалывали на стройках, надрывались в шахтах, пахали землю; некоторые, конечно, пытались с голодухи растаскивать валявшиеся во дворе медные водопроводные вентили, - но с этого много не заработаешь, а тех, кто замахивался на нечто более существенное... просто отстреливали, потому как "новые русские" хозяевами были очень рачительными, и делиться награбленным с "быдлом" не собирались. Масса рабоче-крестьянского населения, в общем и целом, плохо понимала, что происходит, мечтала о возвращении коммунистов и даже готова была за это воевать... но под личиной тогдашних "коммунистов" скрывались "шустрики", которые были шустрее многих прочих. Раз за разом используя рабочих и крестьян, - они раз за разом же предавали их, пока первоначальный заряд широких народных масс (порождённый самой близостью "советского прошлого") не был окончательно израсходован, а "буря и натиск" ельцинизма не сменились "стабилизацией" путинизма. Речь, однако, не о том.

Размышления заслуживает не вопрос о том, был ли в "лихие девяностые" в России "внятный экономический процесс". Подумать следует над другим вопросом: с чьей точки зрения в России тогда "внятного экономического процесса", в самом деле, не было, - а то, что было, на него ("в научном, экономическом значении этих слов") не тянуло. Вы, товарищ Читатель, думаю, уже догадываетесь, о ком идёт речь. Это, разумеется, не
новоявленные капиталисты, - они-то как раз отлично понимали, что к чему, для них всё происходящее было чрезвычайно внятным. Но это и не простые рабочие с крестьянами (особенно молодёжь), - для них происходящее, в целом, было несколько менее внятным, но про свой экономический процесс люди, вынужденные наниматься к "новым хозяевам", всё вполне понимали... многие могли даже с цитатами из классиков объяснить. Вот для наиболее высококвалифицированных (имевших повышенные зарплаты, почёт и уважение в советское время) рабочих, более-менее высокопоставленных инженеров и прочей подобной публики, - короче говоря, для рабочей аристократии, - "лихие девяностые" стали временем сплошного невнятного кошмара. Ну в самом-то деле: ещё вчера знатный рабочий чувствовал себя настоящим хозяином страны, ещё недавно у него журналисты интервью брали (и это показывали по телевизору), - а теперь многие из его навыков оказались просто ненужными (потому как избыточны для капитализма), работать приходится за "сколько дадут", да ещё и "общественное мнение" над ним издевается, а молодые не очень-то уважают; ещё вчера высококлассный инженер руководил сборкой космических кораблей, - а теперь приходится переходить на производство кондиционеров и пивных банок, которое, с его-то познаниями, и вообще не производство; в добавок, "новые хозяева" кромсают старый завод, сдавая часть территории непонятно кому (там могут разместиться, к примеру, швейный цех, винный завод или ещё какие-то "теневые" производства... но в восприятии знатного рабочего они, само собой, производствами являться не будет).

На эту-то рабочую аристократию и была, в значительной мере, ориентирована вся "коммунистическая" пропаганда в течение всех "постсоветских" лет. Тут, что называется, каждый получал своё: "коммунистические партии" получали "рабочую составляющую" для своих "стройных рядов", - а (всё более отрывавшиеся от остального рабочего класса) "знатные рабочие", в свою очередь, получали возможность слышать то, что хотели услышать... и участвовать в том, в чём им хотелось участвовать (например, в "борьбе за сохранение заводов со славной историей"... или, допустим, в привычных "выборах").

В путинские годы эта "старая" рабочая аристократия отчасти получила вознаграждение за терпение: "старые" заводы продолжали (и продолжают) резать, зато буржуазно-государственная пропаганда начала выражать "уважение к человеку труда", промышленность (в том числе самая "серьёзная") вернулась на телеэкраны... а в среде коммунистов, тем временем, подросло (частично даже начало стареть) новое поколение, для которого "знатные рабочие" были образцом (во всех смыслах). Есть среди них и рабочие, - (уже) совершенные "белые вороны" среди своих товарищей по производству, воспринимаемые большинством других рабочих как "чудики", и воспринимающие остальных рабочих, как "мещан и обывателей". Думаю, не ошибусь, если скажу, что сейчас среди рабочих, присоединившихся к российскому левому движению, такие "красные вороны" составляют большинство; потому не стоит удивляться слабому влиянию нынешнего левого движения на рабочий класс в целом, - помимо всего прочего, новые "красные аристократы", обладая всеми замашками знатных советских рабочих, не имеют и сотой доли заслуг, которые имела "старая" рабочая аристократия (а потому не могут рассчитывать и на соответствующее уважение в рабочей среде). Но если "знатные советские рабочие" были (и остаются) ориентиром для более молодых "сознательных рабочих", - то эти "сознательные рабочие", в свою очередь, становятся (закономерно) ориентиром для (составляющей нынче, по понятном причинам, среди участников движения большинство) левой интеллигенции. Поэтому нет ничего удивительного в том, что точка зрения рабочей аристократии оказывается, в итоге, главенствующей, - даже среди, казалось бы, наиболее решительных из нынешних "большевиков", "большевиков-ленинцев" и так далее.

Profile

october_bolsh: (Default)
МПГ "Октябрь-большевики". Издание "На ножах"

July 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 1819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:41 am
Powered by Dreamwidth Studios